Новости


К 12 июля планируется полностью собрать нефтепродукты с поверхности Бутаковского залива Химкинского водохранилища (Московская область). Как мы писали ранее, крупнейшая за последние годы утечка нефтепродуктов в регионе привела к распространению нефтяного пятна на площади 22,9 тысяч м2. Только быстрота и профессионализм «ликвидаторов» нефтеразлива позволили не допустить попадания загрязнения в основную акваторию водохранилища.

Хотя водоём окончательно признают «здоровым», только когда со дна залива полностью извлекут ил и грунт, пропитавшиеся нефтепродуктами — уже сейчас на поверхности воды почти нет характерной радужной плёнки, а содержание нефтепродуктов в воде приближается к обычному для мегаполиса уровню.

О том, как ликвидировали нефтеразлив в Химках, читайте и смотрите в нашем репортаже.

«Нефтепродукты продолжали и продолжали поступать»

Информация о загрязнении реки Грачевки (Чернавка), впадающей в Бутаковский залив, поступила в Московско-Окское бассейновое водное управление 25 июня. О радужной плёнке на воде сообщили местные жители. Химкинское водохранилище находится в черте мегаполиса, и небольшие загрязнения акватории нефтепродуктами, к сожалению, время от времени случаются. Специалисты были уверены: здесь похожий случай, и справиться с ним будет несложно.

Руководитель Московско-Окского бассейнового водного управления Вахтанг Астахов говорит: «Мы незамедлительно уведомили все службы, выехали со специалистами Росводресурсов на место, развернули боновые заграждения и приняли меры для устранения нефтеразлива. Сперва думали, что ситуация будет исправлена в течение двух дней: для изначально обнаруженного нами загрязнения принятых мер было бы вполне достаточно. Мы приняли этот разлив за какой-то единичный залповый сброс. Однако нефтепродукты продолжали и продолжали поступать. Стало понятно, что это какой-то крупный резервуар, который подтравливает».

Выяснилось: нефтеразлив произошёл из-за того, что загрязняющие вещества попадали в коллектор ливневой канализации. Но откуда? К поиску источника загрязнения подключились территориальное управление Росприроднадзора и природоохранная прокуратура, городские службы городского округа Химки.

Под подозрением оказались несколько крупных предприятий, которые, очевидно, забили коллектор нефтепродуктами. По данным Росводресурсов, во время инспекции было обнаружено несколько незаконных врезок в коллектор сточных вод, расположенный выше по течению реки Грачевки и не оснащённый очистными сооружениями. Почему врезанные трубы «не заметила» организация, непосредственно отвечающая за работу со сточными водами — МУП «Химводосток» — ещё предстоит выяснить.

По словам экспертов, тяжёлые фракции нефтепродуктов, обнаруженные в заливе, по составу схожи с техническими жидкостями, которые сливают из трансформаторов. Причастны ли к нефтеразливу местные энергетики, Химкинские РЭС филиала «Северные электрические сети» МОЭСК, также предстоит выяснить в ходе дальнейшей экспертизы. Для этого на месте работает межведомственная комиссия в составе представителей Московско-Окского БВУ Росводресурсов, Росрыболовства, Росприроднадзора, природоохранной прокуратуры Московской области, администрации г.Химки и ФГБВУ «Центррегионводхоз».

Андрей Пятов, заместитель директора — руководитель производственного подразделения «Центррегионводхоза» (именно эта организация ликвидирует нефтеразлив), констатирует: «В таких ситуациях первой задачей становится локализация загрязнения. В данном случае мы сделали это сразу. В том месте, где река впадает в Бутаковский залив, разместили боновые заграждения, ими же огораживали нефтемасляное пятно на акватории. Когда поняли, с каким большим объёмом нефтепродуктов имеем дело, были вынуждены привезти дополнительные заграждения и перегородить бонами всю дальнюю часть залива, чтобы предотвратить попадание загрязнений в остальную часть водохранилища».

Как рассказывает Андрей Пятов, акваторию поделили на сектора и в каждом секторе нефтяные пятна огораживали бонами и точечно ликвидировали. В невесёлую игру «поймай ядовитое пятно в ловушку» играть пришлось несколько дней. Коллектор, из которого вытекали нефтепродукты, затампонировали.

Из небольшого разлива ситуация за несколько дней превратилась в крупное по меркам региона ЧП: площадь нефтемасляного пятна на акватории составила 22,9 тыс. м2, были загрязнены берега водоёма, погибли птицы, произошёл замор рыбы. Десятки особей разных видов рыб были найдены мёртвыми в зоне загрязнения — в том числе сомы, которые внесены в Красные книги Москвы и Московской области.

Эксперты подчёркивают: нефтеразлив такого масштаба произошёл в регионе впервые за последние годы. Любовь Суховская, заведующая бассейновой гидрохимической лабораторией «Центррегионводхоза», еще более категорична: «Я работаю больше 25 лет, но такие концентрации нефтепродуктов в водоёме вижу впервые. Сразу после обнаружения утечки предельно допустимая концентрация нефтепродуктов была превышена более чем в 23 000 раз. Мы наблюдаем Химкинское водохранилище с 2007 года, и конечно, до ЧП оно было не идеально чистым, как и любой водоём в мегаполисе. Но сейчас ему нанесён огромный ущерб».

Советник руководителя Росводресурсов Илья Разбаш даже сравнил нефтеразлив с ЧС в Норильске. «Конечно, объём вылившихся загрязняющих веществ здесь несоизмеримо меньше, — сказал он, — но для такого водоёма это серьёзная атака. Если бы не были предприняты срочные меры, всё водохранилище оказалось бы под угрозой».

Чтобы понять, почему нефтепродукты продолжают поступать, несмотря на все принятые меры, пришлось «поработать детективами». «Когда мы поняли, что ждать дотекания нефтепродуктов бесполезно, объёмы сброса не уменьшаются, то пришли к выводу, что есть ещё какой-то загрязнитель. Эксперты Росприроднадзора и прокуратуры продолжили поиски и нашли второй источник, также сброс нефтепродуктов на территории городского округа Химки. И вот после того, как устранили эту утечку, затампонировали вторую трубу, концентрация нефтепродуктов в водоёме стала снижаться. Сегодня ситуация уже стабилизировалась», — добавляет Вахтанг Астахов.

«Труксоры», торф и бактерии-нефтедеструкторы

Белые мешки с тёмным, похожим на землю содержимым — основное «оружие» в борьбе за чистоту Химкинского водохранилища. Рабочие показывают нам сорбент на основе модифицированного торфа: именно им засыпали акваторию и берега для сбора нефтепродуктов. Он считается наиболее оптимальным из недорогих сорбентов при ликвидации таких загрязнений. Торф превосходно впитывает нефть, лёгкий (не сразу тонет в воде, большую часть можно собрать), а после использования его можно просто сжечь. Торф, который применяли при ликвидации нефтеразлива, не простой — он обработан гидрофобной смесью, поэтому некоторое время отталкивает влагу, не пропитываясь ей, и плавает на поверхности водоёма. Кроме того, торф хорош тем, что впитывает и нейтрализует сильный неприятный запах нефти: это немаловажно, ведь рядом с местом ЧС живут и отдыхают люди.

Средний расход сорбента с момента обнаружения нефтеразлива составил 450 кг в день. «Были дни, когда приходилось высыпать за день 30 мешков, а были, когда и по сто, и более», — вспоминает Андрей Пятов. На месте ЧП с первого дня постоянно находилось не менее 15 сотрудников «Центррегионводхоза». Работают посменно, круглосуточно. Такой жёсткий график необходим для того, чтобы минимизировать последствия нефтеразлива. Результат налицо: на акватории осталось только три небольших пятна нефтемасляной пленки примерно по 25 м2 каждое, и сейчас рабочие собирают их остатки.

Кстати, о сборе. Кроме людей, на акватории без перерыва трудятся два многофункциональных земснаряда класса амфибия «TRUXOR». Они могут и плавать, и заезжать на сушу, причем с низким давлением на грунт. Специальное навесное приспособление, похожее на гибрид граблей и ковша экскаватора, позволяет собирать с поверхности воды загрязненный торф и мусор. А когда потом потребуется вычерпать торф и грунт с примесью нефтепродуктов со дна, амфибии и тут пригодятся: ведь это ещё и землечерпальный и землеройный снаряд.

«Всего на акватории у нас работают четыре плавсредства, — добавляет Пятов, — Две амфибии и два катера. Крупные пятна, насколько это возможно, собирали с поверхности и отправляли в специальное оборудование, которое называется стимером. Смесь воды и нефтепродуктов откачивается и собирается для дальнейшей утилизации. Потом акватория обрабатывается сорбентом. Потом торф, впитавший в себя загрязнения, сгребают с воды с помощью всё тех же амфибий и утилизируют».


А вот ещё одних «бойцов невидимого фронта», участвующих в ликвидации нефтеразлива, мы разглядеть не смогли чисто технически. Для очистки берегов залива «Центррегионводхоз» применяет специальные бактерии-нефтедеструкторы, которые «поедают» углеводороды, не нанося при этом никакого ущерба окружающей среде. Такие биотехнологии — разработка отечественных ученых.

На месте разлива каждый день берут пробы воды. Юркий катер отвозит сотрудников лаборатории сначала к устью реки Грачевки, а затем в дальний конец залива, туда, где акватория перегорожена надувными бонами. Боновые заграждения не дают нефтемасляному пятну выйти из залива дальше в водохранилище, и эксперты с первого дня их установки проверяли, хорошо ли они сдерживают распространение загрязнения.

Очистили поверхность. Что дальше?

«Сейчас работы завершаются. Мы провели все экологические мероприятия, которые требуются для ликвидации разливов нефтепродуктов. После этого нами будет проведена экологическая реабилитация: нужно будет извлечь донные отложения и опустившийся на дно торф, которые содержат остатки нефтепродуктов. Они как бы «законсервировали» нефтепродукты в себе, но если их не извлечь и не утилизировать, то токсичные вещества будут постепенно вымываться — это называется вторичным загрязнением. Сроки этих работ зависят от многих факторов, но думаем, что нужно закладывать примерно год», — рассказывает Вахтанг Астахов.

По словам руководителя Московско-Окского бассейнового водного управления, на реке будет строиться новый коллектор, а кроме того, будет проведена инвентаризация всех труб канализации, выявлены попытки незаконно без очистки сливать стоки в реку.

Как заверили в Росводоресурсах, виновники самого крупного за последнее время нефтеразлива в регионе будут официально объявлены в течение нескольких недель, когда будут завершены все проверки. Какое наказание ожидает загрязнителей, пока точно сказать нельзя.

«Мы не контрольный орган и не можем навскидку сказать сумму нанесённого природе ущерба, но совершенно точно, что здесь ущерб является значительным. Будет возбуждено уголовное дело, это уже не административная ответственность», — сказал Астахов.






Экспертное мнение
Все мнения

Документы

Все документы